Просмотров: 78

Мария Колосова: «Я своей рукой написала заявление на отчисление сына из школы»

Ее называют «королевой мотивации» и «железной леди». Четверо детей, два бизнеса и три образования. Все это – о бизнес-тренере и пятикратном IronMan Марии Колосовой.

В 45 лет, не имея никакого спортивного опыта, она решила принять участие в гонках на выносливость IronMan (IronMan — серия соревнований на длинную дистанцию. Каждая отдельная гонка серии cостоит из трёх этапов, проводимых в следующем порядке без перерывов: заплыва на 2,4 мили (3,86 км), заезда на велосипеде по шоссе на 112 миль (180,25 км) и марафонского забега на 26,2 мили (42,195 км).

Триатлон Ironman считается одним из наиболее сложных однодневных соревнований в мире.) Научилась «с нуля» плавать и ездить на велосипеде. Еще она стала главным мотиватором в жизни своего младшего сына Евгения, который после перелома позвоночника год не вставал с постели, а спустя пару лет стал выигрывать чемпионаты и переплыл Босфор.

Мой муж разбился на машине, когда дети были совсем маленькими. И я осталась одна с четырьмя детьми. А я – хорошая мама, но не очень хороший папа. Но мне приходилось быть папой. С дочками было еще понятно, а как быть с сыновьями?

10 лет

Когда младшему сыну было 10 лет, его толкнули в школе, он упал на лестницу спиной и сломал позвоночник. И год не ходил. Просто лежал. И как вы думаете, что он делал? Ел. А что ему еще делать? Вставать нельзя, вот он лежал, ел, читал и играл в шахматы.

11 лет

Прошло время, можно уже по десять минут в день ходить, ну а остальные дети-то в школе. Они учатся, какие-то социальные навыки приобретают, программу проходят. А сын дома.

12-13 лет

Когда он пошел опять в школу, то весил 90 килограммов при росте в 165 см. Кроме того, что он был толстым, он разучился заправлять рубашку в штаны, правильно собирать портфель, оборачивать учебники. А учителя таких не любят. И как-то он организовать себя не мог, и пропустил много, хотя мальчишка не глупый. В конечном итоге меня вызвал директор: «На отчисление». Ну понятно – в школе высокий рейтинг, они не хотят слабых детей. Десять детей снизу по рейтингу – в сад, а десять свежих мозгов с улицы берут, потому что всегда стоит очередь. А сын – второй с конца. Я сказала директору: «Да все будет хорошо, дайте нам последний шанс». Нам дали полгода.

По дороге домой я размышляла: во-первых, это уже четвертый ребенок, у меня уже нет сил проверять уроки, мне надоело. У меня и времени-то нет, нужно работать много – деньги зарабатывать. Во-вторых, я поняла, что если начну проверять оценки, как он обернул учебники, заправляет ли рубашку, то испорчу отношения с сыном. А у него нет задачи стать зависимым в 13 лет от того, положила ему мама носовой платок в карман или нет. У него другие задачи. У ребенка проблемы в чем? Он не умеет организовывать себя вокруг каких-то целей, он даже ставить их не умеет. Да, ему что-то нравится – задачки по математике решать, в шахматы играет неплохо. Но поставить цель он не умеет.

Я поняла, что как мама и тем более как психолог должна ему помочь понять, что ему нравится. Поэтому, когда я пришла домой, с порога заявила: «Женька, ты восемь лет нормально плавал, я тебя возила в бассейн. Давай с тобой переплывем Босфор». Мы посмотрели видео, я ему чего-то наговорила, в итоге он согласился, но поставил условие – не ходить вместе в один бассейн. И тогда я поняла, как же это было важно, что я не стала лезть в его портфель с уроками.

Работает на Innovation-BREATH
Yandex.Metrica